Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Маршрут по дням – на примере первой группы

Сбор группы на одной из турбаз на берегу Дона недалеко от г. Константиновска (точка 1 в навигаторе). На базе – коттеджи, везде кондиционеры, душ/туалет, телевизор, кафе.

Хозяин базы, отставной офицер морской пехоты Николай Петрович, человек строгий, но одновременно доброжелательный. Его жена – любезная и интеллигентная Надежда Васильевна, за 50, старший, так сказать, администратор базы. Пара эта примечательна тем, что в советское время, когда служила в Североморске, в отпуск садилась на мотоцикл "Урал" с коляской... при этом детей отправляли самолётом, а сами ехали из Североморска на Дон на мотоцикле, потому что любили путешествовать, а Надежда Васильевна родом из этих мест.

Фура с квадроциклами разгружается на базе автотранспортного предприятия (АТП), расположенного в Константиновске. Рядом с АТП есть заправка «ТНК» с 95 бензином. Необходимо заправить полные баки и все имеющиеся канистры. 

Ночёвка на турбазе.

День первый

Выезд с турбазы. В начале движения – отрезок ок. 30 минут по дорогам общего пользования, после чего маршрут сворачивает с шоссе в поля. Первая встреча с рекой на маршруте (Северский Донец) – минут через 30-40 после ухода с асфальта. Там есть небольшой пляжик с белым песком, – как и все здешние пляжи (точка в навигаторе Sand1). Удобное место для краткого привала и уточнения тонкостей движения в колонне по итогам первых впечатлений – комфортный темп движения и т.п.

Первый день – «тренировочный», продолжительность маршрута невелика, при собранной езде – можно пройти часа за 4 без труда. 

По дороге – живописный обрыв над рекой, обозначенный в навигаторе как Edge1 – здесь его полушутя называют «Пуп земли». Напротив через Северский Донец – вид на станицу Усть-Быстрянская, на всю округу славящуюся своими жёсткими нравами. На самом обрыве – следы немецких окопов Великой Отечественной, отсюда немецкие пулемётные расчёты контролировали склоны низины справа; как рассказывают местные, при штурме этой высотки Красная Армия положила много народу.

Лагерь – в паре километров от казачьего хутора Почтовый (население ок. 400 человек). Под лагерь рекомендована ровная площадка на берегу С.Донца – там удобно поставить площадки, развернуть тент, накрыть ужин. Рядом есть удобная яма для мусора – его за собой хорошо бы не оставлять, мы предварительно привели в порядок территорию.

Альтернативная площадка для лагеря есть в навигаторе – чуть повыше над рекой, это по усмотрению группы.

На хуторе в родительском доме (точка Kazaki) с мужем и тремя дочками живёт замечательный кулинар, казачка Ольга (32 года). Мы прожили в доме этой семьи несколько дней – вечерние посиделки во дворе под просторным навесом из винограда, когда через чёрные сладкие грозди над головой проглядывают звёзды, вспоминаем до сих пор. Один из нас забыл там часы – видать, счастливы были :)

Ольга способна приготовить замечательный ужин, который можно съесть прямо в лагере – это та кухня, которую здесь практикуют и перенимают у мам и бабушек, а не из поваренных книг. Предварительно обсуждаются уха или шулюм, фаршированная утка, запечённый гусь, блинчики с творогом, хотя это всё на усмотрение Ольги и её помощниц – соседок-казачек.

Основную часть готовки Ольга сделала заранее, а потом за ней и за её помощницами выехали 2 квадра – привезли в лагерь поварих, еду, всякие казаны и проч., а после окончательного приготовления и сервировки ужина доставили казачек домой.

Вечером в лагерь приехал на встречу с группой представитель от местных казаков, обеспечивающий поддержку и безопасность. Алексей – уроженец здешних мест, прекрасно их знающий и любящий, беседа с ним – замечательное введение в курс «практического краеведения».

День второй

Старт из окрестностей х.Почтовый, движение по холмистой местности (левый берег р. Северский Донец). По дороге – несколько точек, в том числе живописнейший обрыв над С.Донцом (Edge2) и господствующая высотка, которую мы назвали «Царь горы» ( в навигаторе – King), и «главное внедорожное препятствие» – три горки колотого природного камня, перекрывающая заброшенный мост через балку. 

Здешний камень добывают из обрывов – в этих местах проходит тектонический разлом, благодаря чему тут много характерного слоистого камня вулканического происхождения. Из этого камня строили сараи и дома, и по сей день складывают ограды – строение из такого камня, независимо от назначения, называется «каменка». По дороге будут попадаться разные «каменки» – жилые и заброшенные хутора (некоторые очень колоритны, несмотря на разруху) и отдельные постройки. В хуторе Почтовый таких оград тоже по сей день много.

Проезжаем через станицу Краснодонецкая (деревянная церковь – точка Church), по понтонному железному мосту форсируем С.Донец и оказывемся на его правом берегу. Мимо терриконов по разнообразным полям, по старинной мощёной дороге, через станицы, по опушкам лесов и пескам, через луга выскакиваем на трассу и движемся по асфальту к большому мосту через Северский Донец, возвращаясь на его левый берег. Сразу справа за мостом на левом берегу у самой воды есть полянка (съезд к ней в 300 примерно местах за мостом), где можно отдохнуть, сварить чай, при желании искупаться. Далее по шоссе продолжаем движение до Константиновска – накануне мы выехали из него на север, а въезжаем обратно с северо-запада. Ночёвка на турбазе.

Это день с самым протяжённым и самым нагруженным с точки зрения езды маршрутом.

День третий

У первой группы этот день пришёлся на Всемирный день караванщика (24 сентября) – отмечают его многие, от водителей-дальнобойщиков до кораблей гуманитарных эскортов. Все, кто ходит в колонне. Группа имела все основания праздновать :)

Старт с турбазы, выезд из Константиновска на север до трассы Шахты – Цимлянск, маршрут уходит на восток (направо) параллельно Дону до станицы Николаевская, наискосок через неё спускается с трассы к Дону и продолжает движение по грунту вдоль берега.

По легенде, в этих местах Степан Разин по возвращении из набегов на Персию основал (то ли на берегу, то ли на одном из донских островов) свой знаменитый Кагальницкий городок, ставший центром восстания. Здесь Разин провозгласил себя атаманом Дона – в противовес «системному», прокремлёвскому атаману Корнею Яковлеву. Здесь был знаменитый «красный камень», сидя на котором Степан Тимофеевич, опять же по легенде, принимал роковые решения. Казаки заново поставили красный камень – атаман Разин до сих пор невероятно популярен в народе – но только как символ, потому что реальное месторасположение камня и самого городка неизвестно. Видимо, если городок и стоял на острове, то сам остров тоже не сохранился: Дон меняет русло, острова исчезают и появляются вновь.

Название «Кагальницкий» было связано с именем одной из местных речушек – Кагальник, которую мы не нашли (ещё один Кагальник течёт в низовьях, в дельте Дона). После разгрома восстания городок был стёрт с лица земли, остались только названия населённых пунктов: хутор Упраздно-Кагальницкий, станица Задоно-Кагальницкая. В этот же ряд просится хутор Кастырский («кастырить» означает «не повиноваться»).

Говорят, что до Разина здесь держал ставку хан Мамай. Казакам же здесь было «с руки» поставить укреплённый городок, потому что отсюда близко до старинных центров донского казачества, да и удобно грабить на Дону купеческие суда или угонять лошадей из табунов, которые калмыки переправляли через Дон вплавь. Наконец, Разину было логично опереться на здешних староверов, недовольных Никонианством (в соседней станице Богоявленской по сей день живут староверы, не афиширующие себя).

Вообще старообрядчество на Дону – очень специфическое явление. Мало того, что оно здесь было (и есть) распространено чрезвычайно, так ещё и служило не только религиозной, но и географической идентичности: казак-старовер, переезжая в другую станицу, мог сменить «согласие» на принятое среди новых соседей, лишь бы оно было не никонианским.

Миновав по шоссе «бунтовские места», выезжаем к Дону чуть выше живописных шлюзов. Двигаемся вдоль реки по правому берегу по холмам – Дон то появляется справа по ходу движения, то исчезает. Не доезжая хутора Горский (за которым по ходу движения будет станица Мариинская) – привал на обрыве (точка Edge3 в навигаторе). Замечательный вид, а правее (если стоять лицом к реке) – доступный квадроциклам спуск с обрыва к воде. Можно отдохнуть, сварить чаю, сделать снимки.

Продолжаем движение вдоль Дона, выезжаем к паромной переправе на остров, образованный Доном и его рукавом, называемым река Сухая. На острове в будни практически никого нет (фермер, разбивший там пару полей, не в счёт – остров большой).

На острове, у слияния Дона и его рукава, реки Сухая, сохранились недостроенные шлюзы, которые возводились в 1914-1918 гг. и были заброшены по понятным причинам. Местные называют это сооружение "Петровскими шлюзами". Также на острове есть внутреннее озеро Губарёвское, в котором отменно клюёт краснопёрка – круглые сутки, особенно на утренней зорьке. Место самого бойкого клёва краснопёрки – крошечный пляжик – рекомендован как ориентир для лагеря (точка Camp2 в навигаторе), хотя остров предоставляет огромное окличество возможностей для обустройства лагеря: пески, лесистые зоны, кустарники, луга, сосняк.

На острове растёт множество тёрна – очень колючий кустарник с крупными сладкими красными ягодами, их можно есть уже в августе, а в конце сентября они особенно хороши.

В советское время каким-то идиотам пришла в голову идея сделать на острове змеиный заповедник – экзотических гадов навезли со всего мира. Все, естественно, передохли – кроме каких-то безвредных водяных змей: эти прижились, и их можно встретить и в Дону, и в Северском Донце, но расплодились они отсюда.

На острове удобно устроить рыбацкий ужин прямо в лагере.

День четвёртый

Утром здесь несложно наловить краснопёрки и устроить поздний завтрак с ухой. Этот день – самый ненагруженный с точки зрения езды, и самый «асфальтовый».

Покидаем остров с неудавшейся «змеиной судьбой» и едем в город Цимлянск (поглотивший станицы Кумшацкая и Цимлянская, давшие название знаменитым казачьим сортам винограда). Считается, что при основании здесь городка Усть-Цимла казаки разобрали на стройматериалы стены древней хазарской крепости Саркел, руины которой – это уже достоверный факт – ушли под воду при заполнении Цимлянского водохранилища в 1950-е. Говорят также, что «Цимла» значит «подкова» – между Кумшацкой и Цимлянской Дон совершает характерный изгиб.

В Цимлянске нас ждёт казачий виноградарь, винодел и писатель Николай Петрович Сулацков (65 лет). Его виноградник и он сам пользуются в этих местах колоссальным авторитетом.

Интересный феномен: виноградарство и виноделие становятся здесь чем-то вроде фактора казачьей идентичности. Множество казаков выращивает виноград, делает вино «для себя и для друзей», открываются большие и малые частные винодельни. В этом довольно сплочённом и многочисленном сообществе Николай Петрович – нечто вроде одного из идейных лидеров. Без преувеличения можно сказать, что этот человек, умница и бессребреник, положил жизнь на восстановление казачьего винограда, и пользуется у самых разных людей авторитетом – и как подвижник, и как человек колоссальных знаний.

Вообще говорят, что казаки унаследовали виноград от живших здесь хазар, которым вино было необходимо в религиозных обрядах, как и христианам. Очень заботился об отечественном виноделии Пётр I, и дело не только в экономике.

Дело в том, что в России своего вина в количествах, потребных для причастия, не производилось. Католическая церковь пыталась использовать «винный фактор» для давления на русскую политику через подчинение церкви православной: так, в 1592-1598 гг. веке орден иезуитов организовал системное эмбарго на поставку вина в Россию. Царь Федор Иоаннович даже собирал по этому поводу Великий собор и царский синклит, принявшие совместное решение об использовании в церквях вишнёвого вина. Эмбарго потеряло смысл и было отменено, но фактор давления сохранялся.

Здесь и расположены земли, на которых выращивается виноград для знаменитого цимлянского казачьего вина. Интересно, что по легенде в 1709 году царь Пётр заезжал в станицу Цимлянская (в старой транскрипции – Семильянская) к здешнему «старому казаку» Петру Клеменову, который угощал царя вином собственного производства. Пётр сначала принял венценосного тёзку за простого офицера и откровенно комментировал царские «инновации» – занятный, должно быть, вышел диалог. Наутро царь, открывшись казаку, собрал станичных стариков и много рассказывал им об увиденных в Европе виноградниках, после чего собственноручно посадил несколько кустов лозы.

Известно также, что ещё до упоминавшейся встречи в 1709 г. с казаком Клеменовым Пётр I  в 1706 г. под Ростовом в саду у казака Персианова также собственноручно посадил 5 кустов винограда. С цимлянскими казаками Сергеем Николаевичем Клейменовым (49 лет) и Николаем Петровичем Персияновым (65 лет), заместителем директора Ростовского заповедника, отвечающего за заказник в Кучугурах, нам удалось познакомиться – они тоже выращивают виноград и делают вино.

Однако вернёмся к казаку Сулацкову. Как сказал нам Дмитрий Ковалёв, преподаватель московской школы сомелье «Энотрия», эксперт компании Simple Wine, один из виноградников Сулацкова – национальное достояние России. К сожалению, этот второй виноградник для приёма гостей совсем не приспособлен, да и оценить это может только специалист, но Дмитрий, объездивший с закупками всю Францию, был не на шутку впечатлён увиденным и говорил искренне – это было очевидно.

Помимо того, что виноградник Сулацкова – место паломничества казаков-виноградарей со всего Юга России, Николай Петрович написал четырёхтомник «Самый север Юга» – серьёзная панорама казачьей жизни в конце 20 – начале 21 века. Мотив простой и абсолютно казачий: Николая Петровича не вполне устраивает то, как написан «Тихий Дон». Это действительно очень по-казачьи, и это встречается в здешних краях на каждом углу: если тебе что-то не нравится, не жалуешься, а берёшь и делаешь своё, причём не обязательно думая о выгоде. В этом смысле маркетинг – абсолютно «неказачье» занятие: какая разница, что там думает какой-то рынок, если тебя не устраивает, скажем, ёлка, которую ты купил детям на Новый год. Надо просто взять и сделать питомник по выращиванию ёлочек. Интересно, что работает этот подход не хуже, чем маркетинг, и не лучше – так же. Национальный казачий характер, короче.

При всей необычности четырёхкнижие казака Сулацкова совершенно точно – литература, а не графоманство. Да и сам он, похоже, разбирается не только в вине и винограде, но и прекрасно ориентируется в окружающей действительности. Причём ориентируется гораздо лучше и быстрее, чем даёт понять, балагуря. Есть даже подозрение, что «сечёт» он и про сельчан, и про горожан вообще всё – и про людей, и про жизнь, причём  не просто быстро, а стремительно.

После знакомства с образцовым виноградником Николая Петровича Сулацкова и рассказов о том, как устроена «виноградная и винная жизнь» на Дону, маршрут ведёт к Синему кургану. Выглядит он как холм высотой метров 20 с огромной ямой в вершине. Однако со спутника видно, что курган имеет полустёршиеся квадратные очертания, сторона квадрата имеет длину ок. 100 метров; более того, из космоса поодаль на том же поле, метрах в 300, хорошо заметны следы фундамента ещё одного такого же сооружения (когда стоишь на поле – этих следов не увидеть).

Толком учёные Синим курганом не занимались, поэтому версии его происхождения ходят разные: сторожевое фортификационное сооружение, личная ставка хана Мамая, древняя обсерватория. Называют его и "Мамай-курган", и "Бекрень-курган", и "Синий Мам".

После посещения Синего кургана обязательно заправляемся под завязку, включая канистры, на АЗС «Лукойл» на трассе в пос.Дубравный или в хуторе Крутой – точки в навигаторе есть.

Ночёвка – на турбазе с казачьим названием «Цымлянская станица» на берегу Цимлянского моря.

Сразу уточним, что казачьего на этой турбазе разве что декорации – плетень с караульной вышкой. Но здесь неплох повар-грузин, специализирующийся, конечно, на шашлыках. Повара можно зарезервировать за группой, и он будет готовить по пожеланиям гостей. Могут зарезать барана прямо к приезду. Кроме того, турбаза аффилирована с ОАО «Цимлянские вина»; конечно, это уже не «ручная выделка», а индустриальное виноделие, но красное цимлянское игристое, изготовленное старым казачьим способом (принципиально отличается от технологии провинции Шампань), однозначно заслуживает внимания. Это вино имеет смысл заказать вместе с бараном. 

Говорят, что парная баранина оказывает на непривычные желудки… разное действие. Даже если она прошла должную термическую обработку. Возможно, какие-то микроорганизмы умирают не сразу, а возможно, как посмеялся один казак, «баран мстит с того света». В любом случае, это очень индивидуально.

Живут здесь в двухместных коттеджах со всеми удобствами. Турбаза новая – открыта в 2013 году. Стол могут сервировать, по погоде и по желанию гостей, либо под навесом, либо в ресторане, либо просто под открытым небом.

День пятый (шестой, седьмой, восьмой...)

Завтракаем, забираем с собой недоеденного барана и двигаемся вдоль берега Цимлянского водохранилища на север, в сторону Кучугур. 

На подъезде к станице Хорошевская – пляж (точка Sand3 в навигаторе), куда можно съехать по дороге, напоминающей жёлоб в печаном склоне. Этот пляж, как нам удалось узнать, браконьеры используют для выгрузки улова. Берег здесь не очень чистый, так что лучше купаться на других пляжах.

Берег водохранилища сплошь в красивых обрывах; с одного из них (от точки Edge4 в навигаторе) можно спуститься пешком по крутой узкой тропке на пляж, ныряя под стволами деревьев.

На пляже валяются три громадных неправильной формы каменных диска (до метра в диаметре) с правильными круглыми отверстиями в центре. Один из них лежит в воде у самой кромки, и ещё два – в полусотне метров, на пляже. Местные утверждают, что это – окаменелые позвонки ископаемого гиганта («морской слон»), один из которых увезён учёными для исследований. Хрен его знает. Можно погулять по пляжу, строя версии. Заманчиво будет искупаться, если погода позволит. Но при этом техника останется наверху, на обрыве – места пустынные, особенно в будние дни, но с пляжа её будет не видно, так что разумная бдительность не повредит.

Дальше двигаемся вдоль берега и через полчаса или около того прибываем к пляжу (точка Sand4 в навигаторе), на который уже можно без проблем съехать, а не спуститься пешком. Искупаться удобнее тут, рядом с техникой. Здесь местные рыбаки (браконьеры?) также разгружают улов из сетей.

Отсюда наискось через поля, через станицу Терновскую выезжаем на шоссе и едем примерно 40 км до хутора Нижнегнутов – это уже ворота в заповедную территорию, ворота Кучугур.

Здесь группу встречают егеря заказника и сопровождают на главный кордон (точка Cordon в навигаторе), 20 км живописной дороги от Нижнегнутова по песчаным дюнам, поросшим кустарником и деревьями. База на время пребывания на Кучугурах – здесь. На кордоне есть домик с кроватями (казарменного типа), а вообще это место выглядит так, как природоохранная база егерей и выглядит в кино.

Поскольку ближайшая заправка с 95 бензином – в 46 км от Нижнегнутова, в Чернышковском, причём мимо неё маршрут не проходит, то мы договорились о том, чтобы на машине свозить канистры на заправку в Чернышковский. Если езды по заказнику будет получаться много, то можно также одолжить канистры у местных казаков (контакты в Нижнегнутове есть), чтобы привезти побольше топлива.

На Кучугурах можно провести два – четыре дня, после чего поставить в Нижнегнутове технику на фуру и отбыть в Ростов, например, микроавтобусом, откуда улететь домой.

Другие разделы:

Квадроэкспедиция "Цимла" – обзор проекта

Цимла – регион

Цимла – вождение

Цимла – Кучугуры

Цимла – безопасность